Велотавры и Золотое кольцо или Двое на большой дороге. Часть I

Аватар пользователя VeloTaurus

Отчёт пока в стадии написания, но я решил выкладывать готовые куски, чтобы был стимул продолжать. :)
Велотавры, тему уже можно комментировать, задавать вопросы. Так что, не стесняйтесь.

Пусть на ночлег посадки и леса,
Зато не платят на бензин налоги
Работники руля и колеса —
Романтики с большой дороги.

Припев:
Не желаем жить, эх! по-другому,
Не желаем жить, эх! по-другому,
Едем мы по краю,
Едем мы по краю,
Едем мы по краю родному.

Все мышцы ноют, тают телеса,
А велотуфли натирают ноги
Работникам руля и колеса —
Романтикам с большой дороги.

Припев

Стихии придержите, небеса,
И лишний раз не донимайте боги
Работников руля и колеса —
Романтиков с большой дороги.

Припев

По мотивам «Бременских музыкантов»

Предыстория

После Белорусского похода я разохотился на дальние и длительные поездки. При этом вопроса куда ехать в следующий раз не возникало: конечно же, по Золотому кольцу России!

Что такое Золотое кольцо?

Невзирая на древность городов, входящих в Золотое кольцо, сам термин совсем молод — мне ровесник. Ну может быть на год старше. :)

В 60-х искусствовед и литератор Юрий Бычков продумывал туристические маршруты, проходящие по древним городам Владимирской и Московской Руси, в которых сохранились уникальные памятники истории и народные ремёсла. В 1967 году в газете «Советская культура» под заголовком «Золотое кольцо России» вышел цикл статей, посвящённых этим маршрутам. И хотя появление Золотого кольца дело недавнего прошлого, сегодня это понятие знакомо россиянам с детства, а от самого названия веет стариной…

Основными для Золотого кольца являются восемь городов: Сергиев Посад, Переславль-Залесский, Ростов, Ярославль, Кострома, Иваново, Суздаль и Владимир.

Все эти города находятся в исторической области, именуемой Северо-Восточной Русью.

Немного истории

Северо-Восточная Русь (или Владимиро-Суздальское княжество) является древним центром государственности сегодняшней России наряду с землёй Новгородской.

В I тысячелетии н.э. эти территории были заселены финно-угорскими племенами меря и весь. С IX века началось переселение славян из смежных западных и северных областей. Некоторое время народы жили бок о бок, но постепенно произошла полная славянизация местного населения. По-видимому, славяне принесли с собой более привлекательную для местных племён культуру и были терпимы к смешанным бракам, так что ассимиляция не носила принудительного характера. По крайней мере, археологические и исторические данные подтверждают именно такой ход событий.

Первое время Северо-Восточная Русь находилась под Новгородским наместничеством, потом подпала под протекторат Киевской Руси и лишь в XII веке в княжение Юрия Долгорукого стала обосабливаться, приняла черты независимого государства и быстро набрала силу и могущество.

Почему по Золотому кольцу?

Интересно изучать историю родной страны, но ещё интереснее прикоснуться к ней. Впрочем, для меня всегда особый интерес представляет не архитектура или музейные редкости, а жизнь людей и своеобразный «дух местности»: природа, растительность, ландшафт. Очень интересно почувствовать, как и чем живут наши современники в этих древних, почти былинных местах.

Кроме этого был и личный интерес, связанный с историей моей семьи. Предки по отцовской линии происходили из крепостных крестьян, проживавших в селе Ильинское-Хованское, Ивановской области. Посещение села было одной из главных целей.

При прокладке маршрута я руководствовался тем, что необходимо посетить все восемь канонических городов Золотого кольца и село Ильинское-Хованское. Село лежит в стороне от основных проложенных маршрутов, вписать его в общую картину было непросто. Но задача всё же была решена и осталось только дождаться часа Х.

7 августа, день 1й. Drang nach Moskau

Всю неделю до старта меня преследовал мандраж. По много раз перебирал я возможные затруднения в дороге и способы их эффективного преодоления. Прикидывал какое снаряжение надо брать обязательно, а чем можно пожертвовать. И всё это невзирая на давно продуманный список и отлаженную схему сборов. :)

Однако в день отъезда я был спокоен как удав. Волноваться попусту уже было некогда — лёд тронулся, господа присяжные заседатели!

Спокойно и не спеша укладывал в три рюкзака вещи, предусмотрительно насыпанные горкой вчерашним вечером. В рюкзаки плотно запихивались гардероб, спальня, кухня, гараж… В итоге даже не верилось, что вся эта гора уместилась в относительно небольшую поклажу и пришлось некоторое время озираться в недоумении: что же я забыл?

Сборы окончились и начался зуд: чего сидим, кого ждём? До отправления поезда времени ещё прилично, но мысленно ты в дороге и сидеть в такой обстановке непросто.

Когда ожидание уже грозило превратиться в пустопорожнее хождение по комнатам, раздался звонок от Максима. По счастью ему тоже не сиделось дома и мы договорились о встрече. Вскоре позвонил Антон и пообещал приехать на проводы. Последняя сверка (деньги? билеты? документы?), прощание с женой и дочерью, и мы с сыном потащили байк с тремя велорюкзаками.

Мысли вслух

Ехать с двумя рюкзаками на переднем багажнике и одним, более объёмным, на заднем, очень комфортно. Велосипед не рыскает, не козлит, очень устойчив на дороге. Однако были некоторые сомнения насчёт того, как управляться на вокзалах с байком и тремя рюкзаками! Ситуация усугублялась тем, что основным моим рюкзаком в этом походе был ТРЕК-45, у которого, как известно, всего лишь одна лямка — на плечо. Правда подфартило с тем, что удалось два передних рюкзака привесить на одну лямку, так что всё стало на свои места: на одно плечо байк, на другое передние рюкзаки, а на третье ТРЕК-45! :D

Забегая вперёд скажу, что сперва было нелегко, а потом потихоньку начал приноравливаться к этой неудобной поклаже. При возвращении она уже не причиняла особых неудобств.

Пока я засупонивал байк и прилаживал флаг, подкатили Антон с Виталием, а вскоре и Максим подрулил. И как только я встегнулся в педаль и оттолкнулся ногой, стало ясно: поход действительно начался!

Как-то подозрительно быстро честная компания оказалась на привокзальной площади, где нас ждал Аким, и мы с Максимом стали педантично разбирать байки под присмотром товарищей. От помощи гордо отказывались — нужно набирать опыт. Пока мы неспешно (времени-то вагон!) раздёргивали своих коней на кусочки и запихивали их в чехлы, приехал Сергей на своей триально-дёртовой диковине в стиле BMX 26". :D Жёсткая вилка, отсутствие переключателей и тормозов, что ещё нужно для счастья? На вопрос сколько же тапков в сезон уходит на торможение, Сергей сокрушённо вздохнул и мы поняли: достаточно много. :)

Пришла пора волочить поклажу по переходам и лестницам. Мы специально разбирали байки не на перроне, а у вокзала. К поклаже надо примериться, понять как удобнее её распределить, ведь в Москве и Петушках нам не придётся рассчитывать на чью-то помощь.

С грехом пополам спустились вниз, нашли свой вагон и встретились взглядами с изумлёнными проводницами. Они в замешательстве разглядывали ношу и неуверенными голосами сообщили, что в поезде багажного вагона нет. Мы ответствовали, что удовольствуемся третьими полками для размещения своей велотехники, а на требование багажного билета хладнокровно поведали, что наш багаж подпадает под требования РЖД к бесплатно провозимой ручной клади.

Мысли вслух

Нам ещё пару раз пришлось столкнуться с незнанием работниками РЖД правил собственной конторы. То ли правила такие сложные и запутанные, то ли велотуристы со своим багажом вызывают ощущение противозаконности… затрудняюсь сказать.

Сперва мы затянули внутрь байки по одному, а затем и рюкзаки. В новых вагонах отсек третьих полок перекрыт от общего коридора стенкой и запихнуть велы стало не так просто как раньше, однако всякому, кто рубился в тетрис эта задача по плечу. Впрочем, три вела, как удавалось раньше, туда уже не впихнуть, два онли…

Рассовав всё имущество, мы вышли на перрон. Провожающих стало больше: приехали Паша, Гриша и Василий с Ириной. Последние рукопожатия, похлопывания по спине и команда «По вагонам!»…

Поезд тронулся, покатился, набирая скорость, а с ним покатились по перрону и наши товарищи. Сергей (вот отчаянная голова!) уцепился рукой за вагон, а когда перрон кончился, залихватски сиганул с него на щебёнку. Ух…

Ну что же, поехали… Мы ещё засветло забрались на свои полки и постарались уснуть. Надо отдохнуть как следует, завтра нас ждёт хлопотливый денёк.

8 августа, день 2й. В дым и чад, из дыма и чада

Спал я не очень крепко — в вагоне было душновато — проснулся рано, но всё равно был бодр и настроен решительно. И пока пассажиры разлепляли очи и, зевая и охая, поднимались с полок, я уже был одет, умыт и собран.

Мысли вслух

Великая вещь два работающих биотуалета в вагоне. Никакого глухого или зычного недовольства из-за въезда в санитарную зону и застрявших в туалете копуш. Хорошо хоть потихоньку, но добираются стандарты комфортного бытия и до России. Ну не принято у нас особо думать об удобстве людей, а потому любое улучшение условий воспринимается как нежданный дар, но вовсе не как норма. Сервисом обычный россиянин точно не избалован…

Выгрузились мы почти что стремительно: за минуту все наши баулы перекочевали на платформу. Да и поезд не задержался — пара минут и адью! Видно плотный график движения на Курском по утрам…

Электричка до Петушков в 7:18, времени до отправления почти что час. Собрали всю свою поклажу и побрели подземным переходом. Максим сбегал в кассу, купил два билета, узнал номер пути и мы потащились обратно. Платформа была как-то подозрительно пустынна. Сперва я пристал к платформенной продавщице: отсюда обычно на Петушки электрички уходят? Хоть ответ и был утвердителен, но не вполне уверенный тон дал пищу для новых сомнений. Однако спросить всё равно было не у кого, решили действовать по обстановке.

Время шло, платформа была по-прежнему пуста. До отправления не так уж и много времени, неужели до такой степени мало людей едет утром в Петушки?! Первый человек, появившийся на платформе, был тут же мною атакован проклятым вопросом. И ответ немедленно расставил все точки над i:
— Да вы что?! Отсюда электрички идут только на Курское направление, а вам надо на Горьковское!

Опаньки! Добрый вестник доходчиво объяснил, что нам надо бежать по переходу на вокзал, выходить из него, огибать и мчаться в тупик, откуда и идут электропоезда пресловутого Горьковского направления. Он с сомнением оглядел наш багаж и добавил:
— Не знаю, поспеете ли на 7:18…

Но мы калачи тёртые: мигом навесили на себя коней с чемоданами и рванули в переход. Бежать не бежали, но шли почти не касаясь земли. Вот что нехватка времени животворящая делает! На этом полубегу умудрялись выспрашивать у охранников и прочего вокзального персонала верные тропы. Из вокзала вылетели пулей и пулей же влетели на турникеты тупика. Приветливые (!) контролёры открыли специальный широкий турникет и услужливо придержали дверцы, пока мы протискивались зело барахлом обвешанные.

С платформы вскочили в ближайший вагон — перебирать харчами было некогда. Электричка тронулась, едва мы разместили поклажу. Опять поехали, понимаешь…

Дорогой Венички Ерофеева

Петушки — это место, где не умолкают птицы ни днем ни ночью, где ни зимой ни летом не отцветает жасмин. Первородный грех, может он и был, там никого не тяготит. Там даже у тех, кто не просыхает по неделям, взгляд бездонен и ясен…

Венедикт Ерофеев

Карачарово, Купавна, Электроугли, Фрязево, Орехово-Зуево, Омутищи… И, само собой, Петушки! Названия хрестоматийные, почти эпические. Мыслил ли я когда-нибудь, что судьба будет ко мне благосклонна и предоставит возможность пройти едва ли не былинной дорогой Венедикта Васильевича? Где я, а где Петушки — недостижимый идеал, воздушный замок, утопия?..

Народа в вагоне было не мало и не много. В самый раз. Никто не был замечен в распитии спиртного. Господи, в ту ли электричку мы вломились?..

Разместились почти комфортно и никому особо своим имуществом не мешали. Пассажир, разместившийся рядом со мной, оказался бывшим офицером. Хотя бывают ли они бывшими? Словоохотливый военный пенсионер с видимым удовольствием поведал нам о:

  • климате и почвах;
  • лесах, грибах и ягодах;
  • животном мире;
  • дачном бытии;
  • деревенских нравах и обычаях;
  • особенностях экономического развития в глубинке;
  • бесстыковых рельсовых путях;
  • и ещё бог весть о чём…

Мысли вслух

Сурова жизнь москвича, взалкавшего простой жизни подальше от большого города, полного соблазнов. В Московской области дачи натыканы густо и щедро и народом дачи сии обильны сверх меры. И если хочешь спокойствия и симметрии, то изволь купить дачу во Владимирской области, километров за 150 от своего дома, добираться до неё несколько часов с двумя пересадками и там уже наслаждаться миром и тишиной.
Аминь!

За разговорами, случаями из жизни, озвученными наблюдениями время летело быстро. Пассажиры были отвратительно трезвы; Сфинкс с бандитскою рожей, задающий идиотские (но безупречные с математической точки зрения!) задачки, так и не явился. Времена меняются и мы меняемся вместе с ними…

Начиная от Омутищ в воздухе стало ощущаться неясное амбре, нарастающее по экспоненте. Пожар? Пожар!!!
— Торфяники горят, — спокойно провозгласил наш спутник, заметив беспокойство.

Да-с, торфяники. На юг от Петушков простираются болота, а значит и торфяники, лето, да и ветер южный, чему ж тут удивляться?
Петушки заволокло едким дымом — непременным атрибутом инфернальных явлений. Не так я представлял себе край обетованный, рай на земле… Похоже, что Зло надёжно утвердилось в этих кущах до наступления сезона дождей и холодов.

Мысли вслух

Помнится, в прошлом году российские власти всех мастей и уровней дзюдоистически били себя пятками в грудь и клялись быстро и решительно разобраться с проблемами горящих по лету торфяников. Залить их водой или замочить в сортире, не помню точно. Однако же, сдаётся мне, что воз и ныне там. Даже интересно, откуда у меня такая глубокая внутренняя уверенность?

Десантировались на платформу №2, а значит надо взбираться на надземный переход и после спускаться на грешную землю (эвон как окружающая обстановка действует на слог). Прежний военком успел проникнуться идеей мускульного и двухколёсного путешествия по городам и весям и вызвался пособить с переноской скарба. Большое спасибо, товарищ! :thumbsup:

Сборка железных, вернее алюминиевых, коней шла быстро, никаких лишних движений и волокиты мы себе позволить не могли: хотелось как можно скорее вырваться из торфяного смрада, благо движение планировалось на север.

Ну что же кони! Мы вас на себе потаскали, теперь ваша очередь!

Первым делом надо было выбраться из Петушков, чтобы переодеться в нормальную одежду. Подкатили к Горьковской трассе (она проходит по окраине райцентра) и замерли. Трасса в 4 узких полосы без нормальной обочины и по ней плотно мчатся автомобили с такими мордами, что сразу понятно: эти не притормозят ни при каких обстоятельствах! Полустёртая шинами зебра не давала ощущения безопасности перехода на другой берег. Даже минимальной. Пришлось терпеливо ждать небольшого разрыва в трафике и торопливо перебирать подошвами по шаткому мостику из грязно-белых полос…

По дороге на Кибирево (или, как нас поправили аборигены, Кибирёво) свернули в посадочку и наконец-то нацепили более подходящую для велосипедизма одёжку.

Дальше потянулась классическая третьестепенка средней степени разбитости, причём разбитость нарастала с каждым километром. С другой стороны был и явный плюс: дымовая завеса постепенно разжижалась, ветер несущий резкую гарь отсекался лесным массивом. Ну что ж, это вполне по-философски: дорога хуже, зато воняет меньше. Где-то убыло, а где-то прибыло и средняя температура по больнице по-прежнему в норме.

Перед Евдокимцево заехали перекусить в лес. Ага! Да тут глина! Мерзкая жёлтая глина, крепко впивающаяся в колёса. И сам лес какой-то тёмный, неприветливый, сырой. Светлые берёзы теряются на фоне густого разлапистого ельника, источающего сумрак, невзирая на близящийся полдень. Подлесок настолько густой, что забраться в лес больше чем на пяток метров не представляется возможным.
Ну что же, будем знать.

В Евдокимцево надо было набирать воду и мы практически немедленно наткнулись на настоящий колодезный журавль. Вот она деревенская классика российской глуши! Вода была мутновата, но без неприятного запаха. Медленно профланировали местные ребятишки на великах и нам пришлось набирать воду под их изучающим взором.

Евдокимцево произвело впечатление скорее дачного посёлка, чем деревни. Похоже, что домики раскуплены городскими жителями, приведены в порядок и используются в качестве дач. В пользу этого говорит и то, что на окраинах идёт строительство с нуля. До Горьковской трассы недалеко, а близость дороги даёт жизнь российской глубинке.

Жара нарастала, дорога всё больше наводила на мысли об артобстрелах и бомбардировках. Видимо, воронки когда-то были аккуратно присыпаны битым известняком, но такой «ремонт» недолговечен. Разогнаться с горки никак не получалось, приходилось спускаться на тормозах. В Воспушке я рискнул было не притормаживать, но поплатился потерей обеих сумок с переднего багажника на выбоинах. Н-да, чем дальше мы живём от трассы, тем меньше нас считают за людей…

Остановились у магазина и спрятались в скудной тени (полдень!). Купили йогурта, выпечки и 5-литровую баклажку воды, поскольку набрать её было негде.

Мысли вслух

Эта баклажка из под воды «Хрусталь Суздаля» прошла с нами весь маршрут и даже прибыла в Старый Оскол! Очень удобной и прочной оказалась сия посудина!

Осведомились у приветливых продавщиц насчёт года последнего ремонта дороги и и получили загадочный ответ:
— Да в прошлом же году ремонтировали!

Какое счастье, что нам выпало проехать по ремонтированным дорогам! Даже страшно представить себе их состояние до ремонта. А может быть под ремонтом здесь понимается нечто совсем иное тому, что понимали мы?

На выезде из села уточнили у водителя фуры правильно ли мы едем в Рождество.
— Правильно. Только дорога туда совсем х…я! (хм, ну в отчёте пусть будет хреновая — прим.авт.)
— Неужели хуже, чем та, по которой мы сюда приехали?!
— Гм… да нет. Такая же. До Караваево такая.

Ну как тут не восславить господа? Пусть не улучшается дорога, но ведь и не ухудшается радикально!

В Караваево мы увлеклись осмотром окрестностей на ходу и проскочили до Мышлино. А нам туда не надо было. Пришлось возвращаться в Караваево и просить совета насчёт дороги в Слугино или Позднякóво.
— В Пóздниково? А вот возвращайтесь обратно и в конце села сверните налево, в кукурузу! Езжайте вдоль поля, только на первой развилке вправо сверните!

Последовав совету, мы оказались на первой грунтовке. А какой грунт в этих местах? Глина! А какая погода? Жара!! А проезжал ли здесь по сырой погоде трактор? Проезжал!!!
Ды-ды-ды, ду-ду-ду… Это велотавры трясутся по гофрированной тракторным протектором глине. Дорога пыльная и какая-то чересчур твёрдая. :) Однако же в дождь здесь, должно быть, намного, намного хуже!

На полпути нам повстречался человек с нетвёрдой походкой и обнажённым торсом.
— Ребят! В Караваево я правильно иду?
Как же приятно почувствовать себя почти что здешним. Здешним настолько, что можешь дать дельный совет и верно ставишь ударения в названиях местных населённых пунктов!
— Правильно, правильно!
— А далеко ещё идти?
— Километра три, только на развилке влево не сворачивай — иди прямо. А в Пóздниково мы правильно едем?
— Ага. За холмом увидите.
На том и расстались, пожелав друг другу всех благ и удачи в дороге.

Пóздниково (или всё же Позднякóво?) оказалось крохотной деревушкой в десяток дворов от силы.

Мысли вслух

Такие маленькие деревеньки не редкость для Владимирской области. При этом деревни заселены даже в глухомани, заборы не перекошены, дома не только не брошены, но даже аккуратно подкрашены. Привычных нам по Курской или Воронежской области признаков брошенного жилья не наблюдается, хотя следы общей разрухи и налицо.

Дружелюбные жители посоветовали набрать ключевой воды из местного святого родника. В этих местах обильно ставятся часовенки, кресты, небольшие башенки с образами, а уж каждый источник воды непременно именуется святым. Ну что ж, я не против, в бегущей хрустально холодной воде действительно есть что-то священное.

Родник оказался забран колодезными кольцами, оборудован крышкой и ковшиком. Сам колодец находится внутри небольшой будочки из прозрачного пластика, вокруг уложена плитка, а на ней дощатая подставка. Надпись на внутренней стороне крышки призывает закрывать колодец. Что мы и сделали, набрав воды. Не басурмане, небось…

По дороге на Кудрявцево снова начался асфальт, только теперь тенденция изменилась — он улучшался с каждым километром. Если народная примета не врёт, то мы движемся к трассе.
За посёлком Вишнёвый (какое вкусное название!) пересекли речушку Пекшу и выкатились на весьма приличный асфальт, ведущий к трассе Владимир — Кольчугино — Александров — Ярославское шоссе. Ветер в спину, дорога хорошая, наконец-то можно поддать газу!

В Сукманихе мы въехали на трассу и остановились перекусить на автобусной остановке. Жевали пряники и разглядывали домики. Что и говорить, стараются во Владимирской губернии украсить своё жилище. Обычные пятистенные избы из почерневших от времени брёвен с лица обшивают досками, на окнах красивые резные наличники, на углах набиты фигурные плашки. И всё подкрашено, подремонтировано, ухожено.

На выезде из Сукманихи расположено придорожное кафе. Когда мы проезжали мимо, из него выскочил какой-то человек (похоже, что хозяин) и выразительно жестикулируя просил остановиться и поговорить с ним, суля угостить чаем и кофе. В другой раз может быть и остановились бы, но сегодня первый день. Выехали поздновато, надо нагонять упущенное, да и дорога уже пошла под горку. :) Насколько смогли на ходу, вежливо извинились и поднажали на педали, чтобы взлететь на следующий холм.

В Кольчугино въезжали с чёрного входа — спасибо советчику, оценившему наши возможности преодоления железнодорожных путей. Мы бодро провели свои байки по пешеходному переходу, сложенному из старых шпал и тем самым срезали сразу три километра!

Немного истории

Название Кольчугино производит впечатление древнего, да и места кругом исторические. Не иначе как со стародавних времён здесь ковали доспехи русским ратникам.

Однако история города невелика. В 1871 году московский купец и промышленник Александр Григорьевич Кольчугин начал строить на паях с торговым домом «Вогау и Ко» медерасковочный и проволочный завод на речке Белой. В стране нарастал спрос на медный прокат и медную проволоку, так что товарищество попало, что называется, в струю. Со временем кольчугинцы стали делать из меди полезные в хозяйстве мелочи и самовары, не уступающие по качеству более именитым тульским собратьям, а впоследствии освоили и работу с серебром.

Завод развивался быстрыми темпами и так же быстро рос вокруг него рабочий посёлок, который получил название по имени основателя товарищества. В 1915 году на заводах «Товарищества латунного и меднопрокатного заводов Кольчугина» работало более 10 тысяч человек! Это было огромное, даже по нынешним понятиям, предприятие, настоящий промышленный гигант России.

Кольчугино не поразило нас историческими памятниками. Обычный современный городок совковой застройки на крутых холмах. Но при этом городок чистый, зелёный и очень приятный. Осматривать было особо нечего, только водонапорная башня с часами запомнилась. Часы со знаками зодиака вместо цифр, очень оригинальное решение, чувствуется дизайн перестроечных лет.

От башни поехали боковыми дорогами, любезно подсказанными кольчугинцем средних лет. Захватывающий дух спуск вдоль городского парка, крутой поворот в самом низу и жёсткий по градиенту подъём.

Мысли вслух

Признаться раньше меня терзала мысль поставить на свой туринговый гибрид кассету с меньшими звёздами: 11-28 или даже 11-26. Но вот подъём из Кольчугино до трассы на Александров мне неплохо вправил мозги: приходилось ползти на передаче 1-1 (22-32) и нахваливать свою предусмотрительность при замене отслужившей свой век гибридной системы 28-38-48 на горную 22-32-44.

Если велосипед используется в качестве дальнобойного грузовика, не стоит увлекаться повышенными передачами…

На трассе мы с Максимом посоветовались и решили вставать на ночлег пораньше. Надо было как следует отдохнуть после вокзально-железнодорожных мытарств. Судя по карте, лесов впереди хватает и с ночлегом проблем не будет. Не тут-то было!

Леса есть, никто не спорит, но забраться в них положительно невозможно. Дорога идёт по высокой насыпи, внизу заросли камыша и рогоза, поблёскивает болотная вода, а окраина леса щетинится густым кустарником. Да и внутри лес мало отличается от окраины: внутри густо зарос подлеском и кустарником. Как говорится, упс!

Ехали мы медленно, прощупывая лес справа и слева взглядами как радарами. Но нет, никаких признаков, что здесь можно заночевать. Мы проехали посёлок Металлист, а за ним начался последний лесной массив. Здесь или нигде! Мы проехали весь этот отрезок с тем же успехом, вернее сказать с неуспехом. Но когда лес справа кончился и начались поля, нам улыбнулась удача. Еле видная с дороги, проложенная по самому краю поля, а местами и прямо по стерне, грунтовочка уходила в сторону высокой светлой рощи.

Мы тут же сползли с насыпи и затряслись подальше от дороги. Место ночёвки долго искать не пришлось: с дорожки мы увидели завлекающую внутрь леса арку. Протащили велосипеды по густой и высокой траве и очутились среди берёз на отличной полянке, укрытой с дороги деревьями и кустами. Быстренько поставили палатку, натаскали хвороста и приготовили на ужин пшеничной каши с тушёнкой. А теперь спать, спать и ещё раз спать!

Дневной пробег: 80 км.
Пробег с начала похода: 80 км.
Пройденный маршрут на Яндекс.Картах

9 августа, день 3й. Старый Оскол — город известный

Утром поднялись в 6 часов, как обычно. Бока были изрядно помяты на жёстких кочках, хотя спали как убитые и во сне их не чувствовали. Позавтракали классической утренней велотавровской кашей: рисовой со сгущёнкой. На такой каше легко крутить педали весь день, тут тебе и быстрые углеводы и медленные.

Когда сдёрнули с палатки внешний тент, подивились увиденному. Между внутренним и внешним тентом сидели три симпатичных паука и было полно высосанных комариных трупиков. Комары, привлечённые запахом человека, любят набиваться между двумя тентами и зудеть всю ночь, а хитроумные хищники последовали за ними. В замкнутом пространстве комары стали лёгкой добычей для этих сухопутных осьминогов. :) Надо же, как быстро осваиваются животные в совершенно новых для себя условиях…

Собирались в дорогу не спеша. В первые дни утренние сборы затягиваются, пока телом и душой не привыкнешь к новому ритму жизни, пока все вещички не найдут своего оптимального места в рюкзаках. Зато под конец путешествия сборы быстрые, все движения доходят до автоматизма. Впрочем, шеф-повар всегда собирается последним, ведь пока он готовит и кормит велотавров, они могут параллельно паковаться, а он нет. Так что не пинайте кашеваров за медленные сборы, господа двухколёсные!

На дорогу выбрались ближе к 9 и двинулись на запад. Ещё вчера мы заметили на окраинах леса занятное растение, которое тут же окрестили «бешеным укропом». Действительно на вид укроп укропом, только вымахивает этот укроп выше 2 метров! И если вчера мы видели его лишь по окраинам леса, то сегодня он сам рос густым непроходимым лесом!

«Бешеный укроп» по-научному именуется борщевиком. Несмотря на экзотический, но неопасный вид, борщевик совсем не безвреден. Он ядовит и может вызывать долго не заживающие химические ожоги у людей после простого прикосновения!

Немного истории

Борщевик — уроженец Кавказа. Растёт он стремительно, зелёную массу набирает быстро и «народные академики», вроде печально известного Лысенко, протолкнули его в советское сельское хозяйство как силосную панацею от всех бед. С 1947 года борщевик стали массово культивировать в Центральной России, как культурное растение, невзирая на предупреждения настоящих учёных.

Уже через несколько лет всем и каждому стало ясно, что в свежем виде борщевик ядовит, а силос из него делает молоко горьким и несъедобным, как и предупреждали псевдоучёных бездарей. Тут бы дать поскорее задний ход, ан нет, поздно уже… Вчерашнее полукультурное растение быстро одичало и стало проворно осваивать новые земли. Бешеный укроп превратился в опасный и неистребимый сорняк, заселивший как культурные посадки, так и дикую природу. В сельском хозяйстве он стал настоящим бедствием и получил нелестное прозвище: «Месть Сталина».

Вот он, один из примеров бездумного и волюнтаристского отношения к экологическому равновесию в природе — если вождь приказал, то и природа подчиниться обязана! Однако у природы на всё есть свой собственный ответ…

За Андреевским тормознулись на остановке. Пока я втирал в колени мазь «Траумель-С» (хроническое воспаление коленных связок после Донского похода 2009), Максим быстренько вскипятил воды и мы напились чаю, утром на стоянке чаю почему-то не хотелось.

Мысли вслух

Газовая горелка теперь воспринимается как абсолютно необходимое снаряжение. Удобство газовой горелки в походе стоит средств на неё затраченных. Хотя еда, приготовленная на костре, гораздо вкуснее. :)

Александров встретил нас нахмурившимся небом и лёгким похолоданием. Искать главную достопримечательность города не пришлось — дорога сама привела нас к Александровскому кремлю.

Много истории

Город Александров неразрывно связан с историей России. Он основан во времена московского князя Ивана I Калиты (1я половина XIV века) как слобода — поселение «люда из иных княжений» на льготных условиях (само название «слобода» является однокоренным со словом «свобода»). Понимал Иван Данилович выгоды от иммиграции и всячески её стимулировал…

После утраты свободы и привилегий слобода стала вотчиной и неоднократно переходила из рук в руки, пока не оказалась во владении великого князя московского Василия III. При нём начали строить великокняжескую резиденцию с церковью — основу будущего кремля.

В Смутные времена Слобода сильно пострадала от польских отрядов Яна Сапеги и была практически разрушена. В 1611 ополченцы Минина и Пожарского выбили отсюда поляков и начали победное шествие на захваченную Москву.

В Александровскую Слободу от восставших стрельцов бежал 17-летний Пётр I, здесь он проводил боевые учения «потешного войска», а Успенский женский монастырь впоследствии сделал пожизненной тюрьмой для сестры Марфы Алексеевны и для первой жены Евдокии Фёдоровны. Сюда же на 12 лет была сослана государыней Анной Иоанновной и его дочь, Елизавета Петровна, будущая императрица.

В советское время Александров получил народное название «Столицы 101го километра», центра замалчиваемой политики принудительного выселения из Москвы нежелательных лиц, что очевидно и обусловило сегодняшнюю славу крупного криминального центра.

Однако самое большое значение город имел в тёмные годы опричного террора Ивана IV Грозного. Целых 17 лет Александровская Слобода была фактической столицей государства и находилась в центре тогдашней политической жизни.

Здесь государь истово молился и постился, здесь же осатанело пытал, казнил и предавался разврату. Сюда везли жён и дочерей опальных бояр на поругание государю и государевым людям, отсюда были предприняты беспрецедентные по жестокости карательные походы на Новгород, Москву и Тверь, отсюда велось тотальное уничтожение русского вотчинного боярства — аналога европейского независимого дворянства. Здесь родилось крепостническое рабство для простолюдинов, здесь утвердилась ничем и никем не ограниченная власть царя — самодержавие, здесь Иван Грозный явил стране лик не государя-защитника, а государя-насильника, государя-грабителя, государя-убийцы…
Кратко охарактеризовал псковский летописец итоги опричнины: «Царь учиниша опричнину… И от того бысть запустение велие Русской земли».

В 1581 году Иван IV в припадке ярости убил старшего сына, царевича Ивана. После сыноубийства Слобода опротивела ему и до самой смерти, а оставалось ему уже недолго, государь не появлялся в своей резиденции…

Ныне территория царской резиденции принадлежит Свято-Успенскому женскому епархиальному монастырю, что имело явные минусы: нас отказались пустить внутрь с велосипедами. Напрасно убеждали мы охранников, что велосипеды будем вести в поводу и никому не помешаем. Те ссылались на какой-то церковный устав и уверяли, что мы вообще должны им сказать спасибо за разрешение пройти внутрь в велоодежде. Очень странно, ведь многочисленные экскурсанты тоже были одеты совсем не по церковным канонам. Ну да ладно, велотаврам не привыкать к дискриминации по средству передвижения…

Мы с Максимом решили разделиться, гружёные велосипеды оставить у входа и караулить их по очереди. Пока мы брели обратно к выходу (или ко входу?) к нам подошёл любопытствующий экскурсант и начал выспрашивать о разнообразных деталях похода, насколько тяжело ехать, о бытовых трудностях и всё в таком духе. Мы терпеливо, и насколько могли подробно, отвечали на его вопросы. В конце концов, наш собеседник поделился своей мечтой об участии в подобном походе и поинтересовался, откуда же мы.
— Мы из Старого Оскола, знаете такой город?
Мужчина остолбенел, а его товарищ расхохотался во всю глотку.
— Э-э-э, мужики… Да я же с Олимпийского!! — наконец выдавил он. — Вот это дела! А я и не знал, что у нас такое есть…

Мы рассказали земляку о нашем клубе, пригласили на сайт и сфотографировались на память. :)

Пока Максим бродил по территории музея-заповедника, я ходил снаружи крепостной стены, осматривал город и укрепления. Случайно я был вовлечён в беседу, которая, как потом выяснилось, велась археологом и местной журналисткой. Археолог отдал журналистке странный булыжник — образец известкового раствора, извлечённого из какого-то тайного подземного помещения. На мой вопрос, что же они ищут, археолог отвечал уклончиво и туманно, но мне почему-то сразу вспомнилась таинственно пропавшая Либерея, легендарная библиотека Ивана Грозного. Где же её искать, как не здесь, в месте, где лютый и похотливый монарх прожил долгие годы своего царствования?..

Археолог вскоре удалился, и я снова был атакован вопросами о нашем походе, впрочем, теперь любопытство носило вполне профессиональный характер. Снова терпеливо и подробно отвечал на все вопросы. Финальный вопрос был тот же самый: откуда такие-сякие велотавры родом? И ответ однотипный:
— Мы из Старого Оскола, знаете такой город?
И снова реакция схожая: лёгкое оцепенение, затем брови вверх…
— Ой! А мой отец в Старооскольском ГРТ учился! Он с тех пор везде маркшейдером работал и здесь тоже…

Ну что же, в Александрове главную достопримечательность мы оглядели, и ещё нужно было место оставить под впечатления от Троице-Сергиевой Лавры, ибо мы твёрдо решили сегодня же побывать в Сергиевом Посаде, так что задерживаться не стали и потихоньку тронулись в путь.

Дорога от Александрова до Ярославского шоссе оказалась неважного качества, при этом трафик возрос в разы. Посовещавшись, мы решили изменить начальный маршрут и ехать на юг, через Струнино до дороги, соединяющей Горьковское и Ярославское шоссе. С одной стороны была надежда, что шоссе там будет пошире и качеством получше, с другой не очень интересно ездить туда-обратно одной дорогой. Решившись, свернули на юг и поехали в сторону города Струнино, аккурат против сильного южного ветра.

В Соколово нам понадобилось пополнить запасы воды, но никаких колонок в деревне мы не заметили и потому остановились у дома, возле которого хозяин починял видавшую виды иномарку. Хозяин объяснил, что колонок тут отродясь не было, а воды он нам даст из собственной скважины. Мы прошли во двор, завязалась обычная беседа с расспросами. И что же выяснилось? Да ничего необычного: Старый Оскол ему хорошо известен и посетил он его не далее как неделю назад, навещая родственников. Ну что же, Старый Оскол — город известный, мы уже стали к этому привыкать.

20 км до Площево дались нам нелегко: и дорога неважная и очень сильный вмордувинд, никак не меньше 8 м/с — флаг хлопал как кнут пастуха. Постоянные холмы не особо усугубляли наше положение, всё равно ползти против ветра приходилось на пониженных передачах со скоростью 10-12 км/ч. Зато трафик был почти нулевой, что есть огромный плюс.

В конце концов мы выбрались на трассу и аж присвистнули… Дорога по качеству была ненамного лучше той, которую мы оставили, а вот трафик был намного больше! Фуры, грузовики неслись плотными пачками по узенькой и разъезженной дороге, обочина которой отсыпана крупным щебнем. Места для нас на дороге совсем не было и по обочине не поедешь…

Мысли вслух

Данная дорога носит гордое название «Московское Большое кольцо». Кто бы мог подумать, что большая объездная дорога огромной столицы находится в таком плачевном состоянии? Не иначе как дорога изначально планировалась в 4 полосы, но ведь «партия жуликов и воров» не может не хапнуть 50%-ный откат, вот и осталось только 2. Да и те такой ширины, что фурам едва остаётся пространство для разъезда, чтобы не сбить боковые зеркала.

Аппетиты у мошенников, присосавшихся к стране, ненасытны. Наивны рассуждения россиян в духе «Эти-то хоть наелись, другие голодные придут» — не наелись и не наедятся никогда, не надо себя обманывать.

Минут пятнадцать мы сидели на автобусной остановке, жевали пряники и обсуждали своё трудное положение. Судя по карте, этой дорогой нам ехать не менее 20 километров и никаких вариантов объезда нет. Положение было безальтернативное, так что дальнейшие размышления были бессмысленны. Забегая вперёд, скажу, что этот небольшой отрезок пути, несомненно, был самым опасным во всём нашем путешествии.

Нехотя мы выкатились на дорогу и начали приноравливаться к новому стилю. Ехать надо было, по самой кромке правой стороны, при этом не дай бог вылететь на обочину, особенно если под гору. А гор здесь был явный избыток и это нам, как ни странно, помогло. Уже через несколько километров выработалась специфическая тактика: «Кошки-мышки с фурами».

Кошки-мышки с фурами

Внимание!!!
Данная игра является крайне опасной и может привести к серьёзным травмам и даже летальному исходу!

Игра ведётся на узких дорогах с интенсивным движением, проходящих по холмистой местности. Как известно, большегрузные автомобили имеют свойство по ходу движения собираться в плотные вереницы, именуемые далее «пачками». На этом свойстве и основана данная игра.

Для начала следует достичь вершины холма, сохраняя максимальный обзор сзади.
Играющий, стоя на обочине, прикидывает подходящий просвет между пачками, пристраивается к последнему автомобилю в проезжающей в попутном направлении пачке и начинает педалить под гору со всей мыслимой силой, чтобы как можно дольше не дать следующей пачке нагнать себя. При этом крайне желательно мониторить и встречный трафик, анализируя возможности разъезда двух встречных пачек.

Таким макаром мы пересекли границу Владимирской и Московской области. После Малинников стало появляться некоторое подобие культурной обочины: то по правой, то по левой стороне был насыпан узкой полоской неприкатанный асфальт ниже уровня трассы. Не очень кузяво, но всё же не мелкие булыжники. Кошки-мышки держали в страшном напряжении, чувствовалось, что затеянная игра безумно опасна и подспорье в виде движения вверх по некоему тряскому подобию дороги было весьма и весьма кстати. Только что приходилось перебегать с одной стороны на другую.

На одном из спусков нам истошно сигналили и мы буквально спрыгнули на обочину. И не зря, мимо пролетел тягач с негабаритным грузом: бульдозером на платформе. Нож бульдозера сильно выдавался в стороны и по высоте приходился нам как раз куда-то в район шеи…

Когда мы пересекли развязку с Ярославским шоссе, наши надежды на снижение трафика рухнули: нескончаемый поток фур продолжал двигаться в сторону Дмитрова, огибая столичный регион по большой дуге. Но и мы немного приноровились к трафику и сцепив зубы крутили до самого поворота на Сергиев Посад.

После всех треволнений дорога от Большой кольцевой до Сергиева Посада показалась чем-то вроде манны небесной: 4 широких полосы и почти полное отсутствие транспорта. Конечно, по сравнению с Большой кольцевой. :)

Немного истории

В 1335 году на холме Маковец посреди глухого Радонежского бора инок Стефан и его младший брат Варфоломей построили небольшую деревянную церковь, заложив тем самым центр сегодняшнего города Сергиев Посад. Со временем Стефан стал игуменом московского Богоявленского монастыря, а Варфоломей, оставшись на этом месте в полном одиночестве, принял постриг под именем Сергия.

Через некоторое время сюда стали стекаться монахи, стихийно образовалась обитель, позже ставшая монастырём. Сергий был выдающимся подвижником, подавал пример всем инокам своим смирением и трудолюбием, требовал от монахов жить своим трудом. Слава и авторитет Сергия росли, с ними рос монастырь и поселения мирян вокруг него.

Постепенно Троице-Сергиев монастырь стал крупным религиозным центром и первоклассной военной крепостью с богатейшей сокровищницей. В Смутное время Ян Сапега 16 месяцев безуспешно осаждал его, хотя и предпринял несколько мощных штурмов. Монастырь стал важным оплотом для ополчения Минина и Пожарского.

Монастырь активно занимался торговлей и в XVIII веке, получив почётное звание лавры, уже являлся крупнейшим землевладельцем России, ему принадлежало более 100 000 душ крестьян!
Так диковинно трансформировался со временем завет Сергия Радонежского инокам: жить только своим трудом…

К Троице-Сергиевой лавре подъехали в шестом часу вечера. Спросили у охранника насчёт возможности пройти внутрь с велосипедами и опять получили решительный отказ. Охранник долго распространялся насчёт строгости монастырского устава и ссылался на то, что велосипедов во времена утверждения устава не было, так что и говорить тут не о чем. Максим отправился внутрь, а опять остался снаружи на карауле, наблюдая за жизнью города от монастырских ворот. Тут тебе и гуляющие парочки, и почтенные семейства, и художница с мольбертом, и целая куча собратьев-велосипедистов, один из которых колдовал над перевёрнутым на траве конём.

Пока я прогуливался по площади, в ворота въехал крупный Рено-универсал с зело бородатым и благообразным водителем. У меня даже бровь приподнялась от удивления. А уж когда минут через пять через те же ворота внутрь вломился огромный джипяра с чёрными от тонировки стёклами, моё терпение истощилось. Я вернулся к будке и завёл с охранником вежливую беседу насчёт существования джипов и универсалов во времена утверждения устава лавры. Охранник мялся, прятал глаза и всем своим видом показывал, что хотя бы отчасти признаёт моё негодование справедливым. В конце концов, он сокрушённо выдохнул:
— Ну не могу я вас внутрь пустить, никак не могу!..

Мысли вслух

Что ж, не в охраннике же дело, дело в больном обществе, культивирующем принцип изначального неравенства перед законом и разных правил для разных граждан. Одним велосипед нельзя внутрь вкатить, а другим можно на вагоноподобном джипе ломиться. Однако, наиболее неприятно не это, а то, что всё это происходит в религиозном учреждении, претендующем на духовность и справедливость…

Я перестал мучить подневольного стража врат ехидными вопросами, и мы с ним вполне дружелюбно разговорились на разнообразные темы. К возвращению Максима мы успели обсудить экономические и политические перспективы России при дальнейшем правлении «партии жуликов и воров», текущие итоги тандемократии, особенности регионального развития, а также выяснили, что охраннику Старый Оскол известен и у него есть знакомая, которая там живёт «на каком-то Олимпийском». Вот те раз! Микрорайон Олимпийский за пределами Старого Оскола известен более остальных!

Внутрь я пошёл вторым и преследовал вполне утилитарные цели: надо было набирать воду для стоянки во все мыслимые ёмкости, а Максим при разведке обнаружил источник. Пока я набирал воду в фонтанчике в виде креста, который здесь именуют кладезем, возле колокольни и пару раз ходил туда-сюда с фляжками и баклажками, волей-неволей продолжил наблюдения, теперь уже за жизнью внутри монастырских стен. Вроде бы ничего особенного: женщины в платочках, духовные лица в долгополых одеждах…

Но вот мимо прошли экскурсанты и одним своим появлением отретушировали картинку. Это были жизнерадостные итальянцы средних лет — смуглые, улыбающиеся, жестикулирующие. Они выглядели очень естественно и тем самым кое-что для меня открыли. На лицах многих посетителей лавры застыли какие-то принуждённые искусственные выражения, как будто при посещении лавры люди нацепили личины, копирующие строгие и скорбные лики святых с православных икон, как будто здесь человеку больше приличествует нарочито постное уныние с морщинами меж бровей и поджатыми губами, чем радость и живость.
Откуда берётся такое нездоровое представление о добродетельном облике?..

Мы рассовали запасы воды по рюкзакам и двинулись к дороге. Тот самый велобрат, что перевернул своего коня на траве (помните?), до сих пор возился с ним, и мы не могли проехать мимо. Беглый осмотр показал, что слетевшая цепь была затянута под трещоточный моноблок, где её перекосило и заклинило намертво. Минут 5 мы прикидывали и так и сяк, пока не сообразили перекинуть переднюю передачу на маленькую звёздочку и рывками выдёргивать перекошенную цепь. Операция прошла успешно, мы пожелали друг другу счастливого пути и разъехались, довольные удачным разрешением проблемы.

Выбравшись на дорогу, мы покатили обратно, теперь нам нужно было на север, в сторону Переславля-Залесского. Дорога была знакома, пряма как стрела, и даже солидный поток автомашин особо не напрягал. Никогда не забуду лица гаишника из Загорского УВД (в советское время Сергиев Посад именовался Загорском, и названия многих госучреждений остались нетронутыми с тех времён), который смотрел на нас с каким-то недоверчивым и растерянным изумлением. Чувствуется, что ситуация была для него в диковинку. :)

Мысли вслух

Проезжая по Сергиеву Посаду мы видели несколько щитов с социальной рекламой, обращённой к водителям автомобилей. Краткими слоганами и удачной графикой автомобилистам разъяснялось, что скутеристы такие же участники движения, как и они. Автолюбителей призывали уважительно относиться к двухколёсным, давать сигналы поворота, пропускать при преимуществе и т.д.

Приятно, что где-то в нашей стране городские власти заметили назревшую проблему и пытаются внести свою лепту в разъяснение правил движения.

Кстати, надо отметить, что когда нам в походе встречались мотоциклисты, скутеристы и мопедисты, мы всегда обменивались взаимными приветствиями. Видимо двухколёсность — это объединяющий фактор. :)

Ветер теперь дул нам в спину, и мы пролетели 20 километров как на крыльях. Ветер был по-прежнему сильным и переставал чувствоваться только на скорости под 30км/ч. Значит верно оценили мы его скорость днём. Ехалось легко, и можно было бы ещё долго вертеть педали по ветру, но впереди замаячила перспектива ночевать рядом с крупной автомагистралью, чего нам не хотелось. В конце концов, мы нагнали график, а ночевать лучше в тихом месте. Однако такое место не попадалось долго, но почти перед развязкой с Ярославкой нам повезло: в лес уходила дорожка, перегороженная шлагбаумом. Указатель сообщал, что здесь расположено фермерское хозяйство «Лесной уголок».

Ну нам-то шлагбаум не помеха. Мы немного проехали по дорожке и углубились в лес. Лес у дороги был завален всякой дрянью: отслужившими век покрышками, дырявыми бензобаками и прочим автохламом. Однако, по мере углубения внутрь становилось опрятнее, и наконец мы оказались в чистом, нетронутом лесу. А дальше уже всё стандартно: мыться, есть и спать!

Дневной пробег: 111 км.
Пробег с начала похода: 191 км.
Пройденный маршрут на Яндекс.Картах

10 августа, день 4й. Под дождём

Ночевали мы совсем недалеко от слияния старого и нового Ярославского шоссе, но лес и пригорок надёжно отсекали звук от потока механических чудовищ. Сама же старая Ярославка совершенно не загружена, весь транзит идёт по новой ветке.

Утром поднялись в 7 часов, проспав 6-часовой подъём. Видимо вчерашняя нервная езда потребовала от организма дополнительного отдыха. Прошла всего вторая ночёвка, в нужный ритм мы ещё не вошли, потому снова собирались не спеша, но всё же быстрее, чем вчера. По просьбе Максима утром варили макароны с тушёнкой, хотя вообще-то это еда вечерняя. Мясо перед кручением педалей не подходит, но с другой стороны, много ли того мяса в обычной тушёнке?!

Возвращаясь на трассу, снова преодолели придорожные завалы хлама, полюбовались на плакат, в стихотворной форме призывающий охотников беречь природу путём отказа от бумажных пыжей, и покатили вперёд. Не проехали мы и трёх километров, как снова оказались во Владимирской области. Перед деревней Дворики вырулили на Ярославское шоссе и двинулись на северо-восток.

После вчерашней рискованной езды Ярославка казалась отличной второстепенкой. Хоть полосы движения было всего две, и покрытие местами раскатано, но раскатано не критично, да и полосы пошире, чем на Московском Большом кольце. Отдельным подарком судьбы стало наличие широкой асфальтированной обочины до самого Переславля-Залесского. Ярославское шоссе не похоже на важную транспортную артерию страны, что настроило нас на умиротворённый и даже немного расслабленный лад.

Этому способствовала и живописная обстановка. Дорога, прямая как стрела, переваливает через бесконечные холмы, среди густых ельников. Местами дорожная насыпь настолько высока, что едешь вровень с макушками елей, растущих на дне крутостенных ложбин. Езда вверх-вниз среди такой красоты, да ещё без нервозности, нисколько не напрягает. Едешь и отдыхаешь душой…

Воды с ночёвки оставалось совсем немного, даже велосипедные фляжки не были наполнены, и в ближайшей деревне обязательно надо было останавливаться. Лес по сторонам внезапно сменился деревней Тириброво, и у первых же домов нарисовалась вожделенная колонка, замотанная и укутанная так, будто на улице стоят трескучие морозы. К нашей радости, вода в колонке была прекрасного качества, и мы начали заполнять все дорожные ёмкости.

В эти самые минуты хмурящееся со вчерашнего дня небо стало прыскать на нас первыми мелкими каплями начинающегося дождика. Мы почесали затылки и решили на всякий случай нацепить штормовые чехлы на рюкзаки, да и самим напялить что-нибудь не особо промокаемое.

Пока мы на автобусной остановке готовились к защите от воды, падающей с низких серых небес, дождь быстро набирал обороты. Стало совсем уж пасмурно, появились лужи, на которых весело набухали и лопались пузыри. Приметы говорят, что такой дождь надолго… Что ж, в этот раз они не ошиблись!

Делать нечего, вышли из-под крыши и взгромоздились на коней. Поехали!
Моментально намокли ноги в велосандалиях, но это не беда. Сандалии дырявые, как вода затечёт, так и вытечет. А вот из туфлей воде деться особо некуда, так и будет хлюпать. Так что сандалии для летних походов более пригодны.

За деревней Лисавы закончилась Владимирская и началась Ярославская область. Не прошло и трёх часов, как мы побывали в трёх разных областях. :) А уж как погода за это же время изменилась, и словами не опишешь. Но настроение было приподнятое, дождь особо не мешал, хотя съезды со склонов холмов были уже не так приятны.

Мысли вслух

В этот поход я отправился вообще без крыльев. Полноразмерные стальные крылья дают идеальную защиту, однако пихать вел в чехол и везти его становится сложнее: крылья надо снимать и беречь при перевозке от смятия. Кроме того, за переднее крыло регулярно цепляется нога на поворотах.
В итоге я решил ограничиться единственной защитой: рамным грязевым щитком.

Что сказать? Такого щитка более чем достаточно для защиты от грязи из-под колёс при небольших скоростях. Но вот когда съезжаешь с высокого холма и разгоняешься за 50 км/ч, тогда появляется забавный эффект: из-за возросшей центробежной силы вода срывается с покрышки во всех точках дуги, выстреливая вперёд и вверх, а веллер настигает её. Такое ощущение, что едешь в направленном на тебя горизонтальном грязном дожде. :) Самое страшное в такой ситуации — это заливание очков. Временами приходилось подруливать интуитивно, видимость была очень плохой. Однако широкая обочина позволила слетать вниз, не снижая скорости даже в таких условиях. А дождя и грязи велотуристам ли бояться?..

Ландшафт с каждым преодолённым холмом становился всё более пологим, склоны становились ниже, а леса вокруг жиже. Дождь насовсем не прекращался, хотя временами и стихал, но после короткого перерыва припускал с новой силой. Так мы и ехали 25 километров подряд: вверх-вниз, сверху вода в виде дождя, на спусках грязная вода в лицо, на автобусных остановках пара пряников и вода внутрь.
Но вот последний холм, дорожный указатель «Переславль-Залесский» и длинный спуск в город, находящийся в низине.

Немного истории

Переславль-Залесский основан в 1152 году ростово-суздальским князем Юрием Долгоруким и назван в честь киевского Переславля, который сегодня именуется Переяславом-Хмельницким. Со временем к нему добавилось Залесский, так как город расположен в Залесье — обширной земледельческой области.

Город расположен на берегу большого Плещеева озера, которое образовалось по окончании последнего ледникового периода. Ледник своей огромной массой продавил породы над карстовыми разломами и после его таяния яма заполнилась водой.

Город занимал важное стратегическое положение и постоянно осаждался и разграблялся татаро-монголами, литовцами, поляками, да и своими русскими братьями из соседних княжеств. Но плодородные земли и щедрые на рыбу воды Плещеева озера каждый раз возрождали город из пепла подобно фениксу.

Переславль — это родина русского героя, князя Александра Невского. Его сын Дмитрий, будучи князем Владимирским не пожелал покидать родной Переславль и на время его правления город стал фактической столицей Владимирской Руси.
В Переславле же другой русский герой Дмитрий Донской провёл тайное собрание, замаскированное под поклонение святыням, на котором беспрерывно враждовавшие русские бояре и князья наконец-то договорились о совместных действиях против татаро-монголов.
На берегу Плещеева озера юным Петром I создавалась потешная флотилия и первый её корабль: знаменитый ботик, дедушка русского флота.

Переславль-Залесский не произвёл на нас впечатления. Городок со старой малоэтажной застройкой, тесными и кривыми улицами. Впрочем, немаловажно, что видели мы его только под дождём, а это уже само по себе энтузиазма не добавляет. Недалеко от въезда расположен Феодоровский женский монастырь, но наученные опытом, мы не стали входить внутрь, пофотографировали от ворот.

Езда по центральной улице непременно должна была привести нас к какой-нибудь достопримечательности. Непременно. Но сотни метров накручивались одна за другой, а ничего не происходило. Наконец мы увидели указатель «Свято-Никольский женский монастырь» и невзрачную улочку, на которой схоронились ДПСники. Не знай я куда эта улочка ведёт, я бы предположил, что к какой-нибудь дыре вроде заброшенных мехмастерских или второстепенных складов. Но указатель не обманул, мы действительно выехали на небольшую грунтовую площадку перед женским монастырём.

Мысли вслух

В походе нас с Максимом поразило обилие действующих женских монастырей. Их в два, а то и три раза больше, чем мужских. Интересно, в чём корни такой явной диспропорции?

Перед входом в монастырь стояла ещё одна машина ДПС с майором внутри. Прямо удивительно, чего дорожные левоохранители так облюбовали эту дорожку с нулевым трафиком?

Монастырь обнесён низенькой стеной, внутри ограды сверкают куполами и свежей побелкой церковь-звонница и собор. Максим как всегда пошёл на разведку первым, а я слонялся возле велосипедов. На площади не было ни души, под дождём только я, машина ДПС с майором внутри да церковь в строительных лесах. Максим вернулся с занятной новостью: внутри монастырской ограды есть пруд! Мы поменялись ролями и теперь я отправился внутрь.

Действительно внутри, совсем рядом со входом, был небольшой прудик правильной формы, живописно отсыпанный по краю симпатичным щебнем, на противоположном бережке ухоженный газон, в центре цветущие водяные лилии. Но самое главное, в прудике не спеша плавали большие яркие рыбы! Лимонно-жёлтые, красные, оранжевые, чёрные, белые, пятнистые… Созерцание такой красоты несёт успокоение и умиротворение. Устройство такого прудика выглядит немного в восточных традициях, но ведь и Россия страна отчасти европейская, а отчасти азиатская.
Непонятно только одно, как поступят с рыбинами, когда придёт зима? Неужели на сковородку отправят?!

Пока мы совещались насчёт дальнейших действий, наконец-то показались люди или, вернее сказать, существа похожие на них. Троица молодых, но помятых и небритых личностей с уныло-озлобленными лицами проплелась мимо. В их взглядах я почувствовал характерный недоброжелательный интерес. Но то ли присутствие майора, то ли природная усталость заставили пройти не останавливаясь, хотя и поминутно оглядываясь на нас.

Посовещавшись, мы решили посмотреть легендарный ботик Петра, предварительно выяснив дорогу на Юрьев-Польский. У кого же дорогу узнавать, как не у ДПСника? Майор, выслушав наш вопрос, тяжело заворочал мозгами и разразился удивительной тирадой. Дескать, мы от Сергиева Посада ещё поехали не туда, нам надо вернуться обратно и оттуда ехать в Тверскую область!
Вот те на! Большой офицер направляет нас в сторону прямо противоположную нужной! То ли недослышал, то ли не так понял, но желание продолжать расспросы пропало.

При возвращении на центральную улицу мы заметили, что ДПС-патруль не покинул свою засаду и решили проконсультироваться насчёт дороги у младшего полицейского состава:
— Не подскажете, как нам на Юрьев-Польский проехать?
— Налево до светофора, потом на перекрёстке направо и дуйте дальше напрямую.
— А к ботику нам как попасть?
— А это вам назад надо, свернёте на Веськово, от поворота до ботика километра четыре.
Ну надо же! Коротко и ясно. И самое главное правильно. Непонятно другое: офицерские звания в МВД получают туповатые личности или получившие такое звание тупеют?

Мы быстренько прокатились обратно и свернули на Веськово. Дорога немедленно превратилась в разбитое ухабистое нечто напоминающее дорогу первого дня похода. Только при этом все ямины заполнены мутной водой, не дающей прикинуть возможную глубину. Так мы и ехали, трясясь на ухабах и стараясь огибать мини-озёра по замысловатым траекториям. Ну и машины сбоку поддавали нам брызгами.

Справа над местностью величественно нависал бывший Успенский Горицкий монастырь. Монастырь основан во времена Ивана I Калиты, в средние века владел двумя десятками окрестных сёл и обширными землями. Да и выглядит точно так же как выглядят владения европейского феодала, выстроенные над домишками крепостных и прочего подчинённого люда.

Мысли вслух

Власть монастыря над простонародьем в средние века почти не отличалась от власти светского господина. Монастырь вершил суд и собирал налоги в государственную казну, крестьяне отрабатывали барщину, платили оброк и десятину. Хотя нет: монастырское начальство требовало от своих рабов ещё и благочестия, на которое боярам зачастую было наплевать.

По дороге к ботику нам встретились два странных музея: музей денег и музей чайника. Выглядят они так, как будто кто-то взял обычные для тех мест дома и внутри устроил экспозицию. Даже не знаю государственные ли это учреждения или частные — времени на их посещение у нас не было.

Разбитая дорога петляла-петляла, да и привела нас прямо к воротам музея-усадьбы «Ботик». Максим отправился на погляд, а я опять остался на карауле, под сочувственными взглядами посетителей. Дождик снова стих и капал еле-еле, на противоположном берегу стал виден Переславль.

Мысли вслух

Напротив музея «Ботик» скучена вся местная коммерция: кафе, магазин, гостиница-мотель, бильярдный клуб, агентство недвижимости… И каждое заведение носит одно и то же название: «Ботик»!

Точно как в известной КВНовской шутке:
— У тебя наверно мамы нет?
— Мама есть, фантазии нет…

К возвращению Максима дождь припустил с новой силой и у меня пропало желание идти в музей, хотелось уже поскорее выбраться из города и двинуться дальше, времени было почти 3 часа дня, а мы проехали всего 52 километра. Так что мы двинулись в обратную дорогу исполненные решимости больше не отвлекаться на достопримечательности и памятники истории. Достаточно на сегодня, надо подумать о насущном.

Тот сержант дорогу нам объяснил толково и на нужном повороте мы не растерялись. Дорога пошла в горку (город-то у озера, в низине), с нами вместе ехали городские велосипедисты на стонущих и скрипящих «Украинах» и «Деснах». На какой-то площади стояла машина ДПС и я на ходу спросил:
— На Юрьев-Польский правильно мы едем?
— Правильно-правильно, я ж вам уже объяснял!
Ух ты! Да это тот же самый сержант! Может быть и машина ДПС одна-единственная на весь город? Мы благодарно помахали ему на прощание.

На выезде, напротив фабрики «Славич», решили наконец-то перекусить чего-нибудь, обязательно молочного и сладкого. Но выбор оказался небольшим, пришлось удовольствоваться кефиром и выпечкой. Благо при магазине был небольшой навес, а вот все доски со столика и скамеек оторвали местные уроды.

Дорога становилась хуже с каждым километром и после развязки с дорогой Берендеево — трасса М8 превратилась в разбитое, неоднократно точечно чинившееся, полотно асфальта. Совершенно невообразимое смешение нашлёпок разного цвета и разной высоты, обилие свежих и не очень ям, щебёнчатая поверхность — всё это говорит о наплевательском отношении властей к этой дороге. Впрочем, в России это участь всех межобластных дорог.

Перекус в Переславле поддержал нас, но хотелось поесть чего-нибудь существенного и обязательно горячего: мы начали промокать, температура падала, внутренней энергии не хватало на согревание и верчение педалей. Дорога была пустынна, мы ехали рядом и обсуждали что купим в ближайшей деревне: рагу, суп или кашу? Деревни на этой дороге расположены реденько, так что закупаться будем в ближайшей.

Человек предполагает, а господь располагает… В Пономарёвке магазина не было. В Малой Бремболе тоже. Кабанское, большой посёлок, магазина нет. Мама дорогая! 20 километров дороги и ни одного магазина! Как же здесь живут люди? Но впереди маячило большое село с железнодорожной станцией. Неужели и в Рязанцево не купим человеческой пищи?!
Но с Рязанцево нам наконец-то повезло. И даже слишком. Здесь наблюдалось целых пять (!) продуктовых магазинов, все в непосредственной близости друг от друга. Где-то пусто, где-то густо. В конце концов, мы выбрали ближний к железке, с самым большим выбором, самыми низкими ценами и приветливыми продавщицами-армянками.

Говорят у страха глаза велики, у голода и холода тоже. Мы купили ни много, ни мало 10 консервных банок с кашей! Гречневая, рисовая, перловая. Со свининой или говядиной. Всего 6 вариантов. Со свининой не стоит, один жир там будет. А вот с говядиной возьмём. Гречневой и рисовой по четыре, перловой две!

Продавщицы споро собрали десяток кругляшных жестянок и сочувственно спрашивали как же мы бедные едем по холодному дождю? В ответ я храбрился и хорохорился, хотя признаться честно, мокрая и холодная одежда, закоченевшие пальцы рук и ног не придавали голосу особой уверенности. :)

Мы рассовали банки в рюкзаки как попало, под дождём некогда задумываться о грамотной укладке поклажи, и переждав проходящий поезд рванули дальше. Со стороны-то, небось, казалось, что мы поплелись, но изнутри виднее! Наконец-то есть еда, которую можно разогреть и слопать!!

Жаль, что греть и есть её было негде: кругом потянулись промокшие поля, в Елизарово не оказалось крытых остановок. Настроение стало падать, не останавливаться же в чистом поле под дождём?
В пяти километрах за Елизарово начался крупный лесной массив. Правда никаких съездов или боковых дорог не было и в помине. Плавно мы пересекли границу между областями (в который раз за этот день?) и снова оказались во Владимирской. Не отпускает нас земля Владимирская!

Говорят, на ловца и зверь бежит! Вскоре за указателем Владимирской области мы обнаружили самодельное место для отдыха. Деревянный навес, столик и скамейки. И пусть от столика и скамеек остались только вбитые брёвнышки, крыша-то цела!!
Мы стремительно добыли из рюкзаков две банки каши и горелку. Максим собирал горелку, я вскрывал банки. Хорошо, что жестянки сразу можно разогревать на огне. И что с того, что каша снизу уже подгорает, а вверху ещё не тает жир? Это всё мелочи. Сверху не капает, в руках горячая пища и чай. Жить можно, двухколёсные!!

Приятное местечко, но надо его покидать. Главная цель — подобраться поближе к Юрьеву, как минимум за село Сима, и найти приемлемый ночлег, что судя по карте будет непросто.

Теперь началось нудное кручение по нудно сыпавшему с неба дождю, который с Переславля-Залесского напрочь отказался стихать хоть изредка. Деревни оставались где-то с края, а в тех, что мы проезжали насквозь, не наблюдалось ни колонок, ни колодцев. В Марково стало ясно, что надо обращаться за помощью к местным жителям, чтобы по-дурацки не засохнуть в дождь. Колонок и колодцев нет по-прежнему, но где-то же они берут воду!
Подрулили к одному дому, позвонили-постучали. Безрезультатно. К соседнему. О чудо! Вышла пожилая женщина, мы втёрлись к ней в доверие своим жалким видом и вот уже во дворе включен насос! Пока набиралась вода, женщина сердобольно вопрошала нас о превратностях нашей горькой судьбины, о ночёвках под дождём, о холоде и сырости. Мы как могли, уверяли её, что это не великая беда, а взамен стали жалеть жителей посёлка.
— Что же у вас с водой здесь так плохо? Колонок нету, колодцев нету.
— Да вот так уж. Раньше был колодец с отличной водой, а как в 90х сделали колонки, глава наш велел его засыпать, мол, вода там хуже чем в колонках. А потом в 00х колонки работать перестали, чинить уже никто не стал и старый колодец щебнем засыпан — не откопаешь. Несколько лет ездили в Симу за водой. Потом поняли, что никто о нас не позаботится и стали каждый себе скважину бурить…
Эх, неблагодарный народ! Уж как ему ни объясняли власти, что 90е — они лихие, а 00е благополучные, он всё норовит на свой лад переиначить…

Мы проехали унылую серую Симу, село с усадьбой Голицыных, пустой могилой Багратиона, большими разубоженными производственными корпусами и тем же отсутствием колонок и колодцев. Но теперь нас этим не запугать: вода по-прежнему льёт на нас сверху щедро, но, хвала Всевышнему, она и во фляжках теперь бултыхается. А вот усадьбы и могилы (тем более пустые!) мокрых и мёрзнущих велотавров в восемь вечера не интересуют. *pardon*

За Симой стало ясно, что лесов больше не будет и никаких вариантов для ночлега кроме посадки у нас нет. Мы съехали по укатанной тракторами дорожке к посадке и нашли её неважной: деревья стояли густо, а ровного места не было и в помине! Помозговав, решили ставить палатку за посадкой, в поле. Благо никакого жилья оттуда не было видно и нас, стало быть, никто не увидит.

Едва мы наметили место для жилья, как услышали доносящийся с дороги вой двигателя, а затем звучный шлепок прямо напротив нашей стоянки и всё смолкло. Поди ж ты, надо ж такому случиться, что на всей пустынной дороге какой-то чудак не нашёл другого места свалиться в кювет как прямо напротив нас! Мы стали пробираться через посадку, вдруг нужна помощь, но услышали хлопанье дверей и невнятное бормотание. Минут двадцать машина выла и верещала возясь в мокрой глине, но каким-то чудом водиле удалось выехать на шоссе. Ну и слава аллаху!

Пока мы ставили палатку и рассупонивались, дождь стал стихать, а потом и вовсе прекратился. А вскоре и небо совершенно развиднелось, показалось заходящее солнце. Господи, радость-то какая! Как-нибудь уж переночуем, благо в рюкзаках, укрытых чехлами, всё осталось в сухом виде. Зато завтра поедем как люди, а отсыревшие вещи где-нибудь просушим.

Мы быстро переоделись в сухое, попрятали что можно под чехлы и в палатку, развесили сырую одежду на ветках и упали измочаленные спать. На еду сил уже не осталось.

Дневной пробег: 112 км.
Пробег с начала похода: 303 км.
Пройденный маршрут на Яндекс.Картах

11 августа, день 5й. Цивилизация

Ночью я проснулся, как будто от удара током: по тенту палатки вовсю барабанил дождь. Выглянул наружу, посветил фонариком и понял, что пытаться спасти от полного промокания развешанные одёжки уже поздно. Дождь лупил сильный и, судя по всему, не только что начался. Я полез обратно в спальник и тяжкие думы долго не давали мне уснуть.

В этот день планировалось перебираться грунтовыми дорогами из Владимирской в Ивановскую область. Если грунт обычный для этих мест, то есть глина, то 30-40 километров грунтовок после такого дождя превратятся в сущий ад. Кроме того, одежда, развешанная вечером по веткам для просушки, намокнет так, что её утром будет впору выжимать, а за сутки стопроцентной влажности воздуха и в рюкзаках всё может отсыреть… А ну как и днём дождь не прекратится? Со всеми этими мыслями я и уснул.

Проснулся второй раз около 8 утра. Дождь лил так же, как и ночью: звонко барабанил по внешнему тенту, не стихая и не усиливаясь. Небо было ровного серого цвета, значит дождь надолго, возможно на весь день. Птицы помалкивали, подтверждая худшие предположения.

Торопиться, по большому счёту, было некуда, Максим крепко спал, его ровное дыхание и меня настроило на сонный лад. Мы оба впали в какое-то полубессознательное состояние: периодически поднимали тяжёлые веки и вскоре опускали вновь. Так шёл час за часом, а мы никак не могли выбраться из Морфеева царства. Только после 12 (!) дня мы очнулись окончательно. Лежали в спальниках, вздрагивая от начавших просачиваться через швы двух тентов капель, и переговаривались, оценивая перспективы на день. Пришли к закономерному выводу: лежа в сыреющей палатке ни с места не сдвинешься, ни суше не станешь. О, капитан Очевидность!

Потихоньку начали одеваться, и первое моё опасение стало подтверждаться: все вещи, которые не были дополнительно упакованы в целлофановые пакеты, отсырели и стали очень неприятны на ощупь. Каково же их надевать? Бр-р-р-р…
Как по волшебству дождь начал стихать и прекратился совсем. Что тут началось… Мы как угорелые выскочили из палатки и стремительно забегали. Вещи на ветках промокли совершенно. Укрытая штормовым чехлом горка вещей тоже подмокла: вчера впотьмах чехол оказался надет неаккуратно. Беда…

Мы быстро запихивали в рюкзаки всё, что попадалось под руку, заматывая сырые вещи в отдельные пакеты, чтобы они не распространяли влажность внутри рюкзаков. Хотелось срочно свернуть лагерь, пока дождь не разошёлся снова. Небо не оставляло сомнений, что это самый вероятный сценарий. Но уж на этот раз дождь был обманут! Мы продрались сквозь посадку, прошлёпали по высокой мокрой траве и выбрались на дорогу.

День был заметно холоднее, чем предыдущий. Тоже деталь неприятная. Ну что ж, надо хотя бы плотно поесть, а то вчерашний день прошёл в этом смысле неважно: ели мы нерегулярно и как-то неосновательно, в спешке. Автобусная остановка попалась нам только через полтора десятка километров.

Мысли вслух

Для обычного человека автобусная остановка — это не более, чем прибежище для ожидания единицы общественного транспорта.

Для велотавров же она значит намного, намного больше. Для нас это:

  • столовая;
  • кухня;
  • мастерская;
  • сушилка;
  • комната отдыха;
  • место для размышлений и принятия решений;
  • и многое-многое другое…

Типичные реплики велотавров в походе

— Тогда на ближайшей остановке перекусим.
— Сейчас на остановке супчика забабахаем!
— Икры сводит, на остановке надо помассировать.
— Рванём до остановки, на ней дождь переждём!
— Докрутим до остановки, там и сверимся с картой.
— Надо бы на остановке палатку просушить.
— Подкачивай камеру до остановки, там её заклеим.
— Ну вы тут чинитесь, а я пока вздремну на скамеечке…

Скромная конструкция из металла или железобетона превращается в очень полезное и многофункциональное строение. Каждая встреченная остановка — своеобразная веха, точка отсчёта на нашем пути.

Слава автобусным остановкам всего мира! Ура!!

Вот мы снова на любимой остановке. В этот раз направо Ополье, налево Федосьино, прямо Красное и Юрьев-Польский. Теперь это кухня, у нас будет о-о-очень поздний завтрак. Наверное, у англичан это сошло бы за третий ланч. На горелке приятно шкворчит жестянка с кашей, возобновившийся дождь воспринимается вполне философски. Жаль конструкция хорошо продуваемая, но не всем коням принято в зубы заглядывать.

Мы уминали кашу и осмысляли своё нелёгкое положение. Остановка приняла на себя нагрузку столовой и места для размышлений и принятия решений.

Дождь — это надолго, ежу понятно.
Палатка мокрая насквозь, сушить её негде, значит потечёт. Вернее уже потекла.
Сухой одежды с гулькин нос, сушиться опять же негде.
Похолодало, 12-14°C.
Велосипеды начали конкретно барахлить от воды и песка, заедают передачи, скрипят цепи.

В сухом (или всё же в мокром?) остатке: нам надо где-то остановиться, постираться, посушиться и привести своих коней в порядок.

Как остановиться в городе? В гостиницу нас наверняка с двухколёсным табуном не пустят, но может быть получится остановиться у кого-то в Красном? Посмотрим…

Немного истории

Казалось бы, эка невидаль, сельцо! Ан нет, в этих местах всё дышит древностью и историей.

Село Красное известно аж с XIV века, куда тут Старому Осколу! Село принадлежало Дмитрию Донскому, а после него стало дворцовым селом великих князей и царей московских. В XVII веке первый государь из династии Романовых, Михаил Фёдорович, пожаловал село дьяку Нечаеву за верную службу.

В Красном дождь припустил с новой силой, дороги были абсолютно пустынны. Мы покатались туда-сюда и, наконец, заметили бабулю, одиноко сидевшую на скамейке под навесом. Съехали на боковую дорожку и лихо подкатили к старушке. Бабуля была совсем древней и не могла толком ни расслышать, ни понять, что же нам нужно. Мы заметно приуныли, но тут из ворот дома вышла женщина средних лет и поинтересовалась, что мы ищем.

Мы вкратце обрисовали своё положение и спросили, у кого в селе можно встать на постой. Женщина всплеснула руками и сказала:
— Так я в Юрьеве в гостинице как раз работаю, у нас и останавливайтесь!
— Так мы это… с велосипедами вот, с рюкзаками грязными…
— Да это ничего! У нас в полуподвале есть чуланчик, там и запрёте свои велосипеды, у нас велосипедисты останавливались не раз.
Этот аргумент поставил жирную точку в поисках жилья!

Мысли вслух

Надо же, как бывает, в самом деле. Мы получили то, что нам требовалось практически сразу, без каких-либо длительных поисков.

Иной скажет: «Господь вам помог».
Другой: «Вероятность не запредельная, обычное дело».
А Эдгар По заметит из прошлого: «Мудрость должна полагаться на непредвиденное».

На Эдгаре По и остановимся.

Женщина пояснила, что работает сменным администратором в гостинице завода «Промсвязь», что зовут её Верой, что 2-местный номер стоит 1 800 рублей в сутки, что у них недавно сделан отличный ремонт и что она немедленно позвонит в гостиницу и предупредит сменщицу о нашем прибытии. Вот!
С тем мы и расстались.

Красное без каких-либо переходов превратилось в Юрьев-Польский, дорога пошла вниз с холма: Юрьев-Польский, как и Переславль-Залесский, расположен в низине, в долине реки Колокши.

Немного истории

Как и Переславль, Юрьев-Польский основан в том же 1152 году тем же ростово-суздальским князем Юрием Долгоруким. Назван Юрьевым в честь основателя, а вот к полякам никакого отношения не имеет, хотя название, казалось бы, говорит об обратном.

Город расположен в уникальном природном районе: Ополье. Кругом густые леса, а здесь всегда царствовала лесостепь в стиле Белгородчины. Тут находилась житница сперва Ростовского, а позже Владимиро-Суздальского и Переяславского княжеств. По-видимому, изначально город именовался Юрьев-Опольский, но со временем большая О отвалилась и закатилась куда-то, так Юрьев случайно приблизился к Польше.

Под Юрьевым произошла знаменитая Липицкая битва, одна из самых жестоких междоусобных битв домонгольской Руси. Русские сцепились друг с другом не на жизнь, а на смерть.

Новгородцы, псковичи и смоленичи объединились против ненавистного младшего Ярослава Всеволодовича (отца Александра Невского), устроившего полную блокаду Новгороду в годину великого неурожая, и выступили под командованием Мстислава Удатного. В Ростове к ним присоединился старший Всеволодович, Константин, претендующий на Владимирское княжение по праву старшинства.

Объединённые войска нанесли сокрушительное поражение младшим Всеволодовичам, которые в панике бежали от неотвратимой мести родственников, побросав свои войска и доспехи, по дороге загоняя насмерть лошадей…
Русские князья в те годы беспрерывно враждовали друг с другом, а до нашествия Батыя оставалось всего два десятка лет. Не так уж и много.

Дорога, плавно сбегающая вниз, шла всё вдоль каких-то неинтересных современных строений, и сверкнувшая слева белизной церковь немедленно привлекла наше внимание.

Оглядев её кое-как — дождь, как вы сами понимаете, не располагает к исследованиям — мы поехали наугад, по внутреннему компасу. Компас вывел нас на транзитную дорогу, забитую грузовиками, мы быстро проскочили неприятный участок и въехали в пешеходную зону. Не спеша проехались по тихой улочке, выехали в торговые ряды и перед нами открылся вид на монастырь. Лепота!

Немного истории

Михайло-Архангельский монастырь основан ещё в XIII веке в границах крепости, заложенной Юрием Долгоруким, но после Батыева нашествия крепость и обитель были выжжены дотла. Целых три сотни лет рукотворная насыпь пребывала в запустении и лишь в XVI веке монастырь начал отстраиваться заново.

Внешний вид монастырского комплекса разительно отличался от того, что мы уже видели. Низкие пузатые башни, одна явно стала клониться набок наподобие Пизанской и была подпёрта двумя контрфорсами, невысокая стена, купола и маковки поразительной формы — всё было внове. Мы несколько раз проехались по улице перед монастырём туда-сюда. Доезжали до бывшего Троицкого собора (тогда мы ещё не знали что это за странное строение) и обратно, мотались вправо-влево по Владимирской трассе, проходящей чуть ли не под крепостной стеной. Дождь капал еле-еле, ночлег был найден, спешить некуда, нервозности нет и в помине.

Мы с Максимом разделились и поодиночке объезжали территорию бывшей крепости. Максим укатил к Георгиевскому собору, и пока я разглядывал Богословскую надвратную церковь, со мной заговорили проходившие женщины средних лет. Поинтересовались, откуда я есть такой странный всадник, далеко ли еду — Максима-то не было рядом, мне пришлось одному отдуваться.
— Я из Старого Оскола, мы с товарищем едем по Золотому кольцу.
— А где это?
— Старый Оскол — это город такой в Белгородской области. (Вот тебе и город известный!)
— А зачем едете?
— Посмотреть на Золотое кольцо, зачем же ещё?
— Так вы паломники по святым местам?
— Да нет, мы велотуристы.
— Спортсмены значит?
— Нет, не спортсмены мы, а велотуристы!

Разговор начинал немного напрягать.
— Историю что ли изучаете? — доставала меня одна и та же мадам, и голос её становился всё более неприязненным.
— Я же сказал, мы ту-ри-сты! Едем, смотрим, как люди живут в этих местах.
— И как же люди живут?
— По-разному, конечно.
— Это и так ясно, что по-разному, а зачем тогда вы едете-то?!
— Затем и едем, — буркнул я неприветливо и свернул к памятнику погибшим во II Мировой войне.

Тут и Максим подоспел. Он, как водится, отправился на фотоохоту внутрь, а я разглядывал облупившиеся стены, оценивал тогдашние способы строительства и размышлял о том, что именно в нашем путешествии может завести человека в такой глухой тупик непонимания… Видать наши велосектантские радости не всякому под силу понять. Увы.

Дождик совсем стих, Максим вернулся и мы, заручившись помощью проводника, двинулись в сторону гостиницы. Вскарабкались на дорогу перед Колокшей и попедалили в нужный двор, к гостинице. Гостиница небольшая, очень симпатичная снаружи. Только мы подъехали к парадному входу, как изнутри выскочила администратор и спросила:
— Это про вас Вера звонила?
Мы подтвердили её подозрения.
— Вы тогда обойдите, я вам чёрный ход открою.

Пока снимали багаж с веломашин, задняя дверь открылась. Мы попросили воды, чтобы обмыть своих верных товарищей. Нам немедленно было выдано целое ведро божественно тёплой воды! Ух ты! А мы уже и подзабыли, какая ты, цивилизация!

При ближайшем рассмотрении выяснилось: где мог набиться песок — он набился, что могло заржаветь — заржавело. Мы отмывали друзей, оттирали въевшуюся грязь и обильно поливали их тёплой водой. Это цивилизация!

Попросили не ставить пока велосипеды в чулан, чтобы они обсохли, как следует. Женщина предложила поставить их в предбанник сауны, дескать, никто сегодня париться всё равно не будет. Вот это поистине царское предложение. Наши коняшки попали в тёплый сухой воздух, где в походе они ночевали лучше?! Цивилизация…

Скарб таскали наверх в несколько заходов. Мокрые рюкзаки, мокрая палатка, мокрая одежда.
Гостиница внутри оказалась краше, чем снаружи. Прекрасная отделка, нереальная чистота, одним словом, цивилизация!

Мы более или менее равномерно разбросали по номеру свои шмотки, первым делом приняли горячий душ и немедленно начали бытовую часть: стирка, сушка. Ванны в номере не оказалось, но и в умывальнике стиралось неплохо, что уж тогда говорить о душевой кабине! Кусок мыла, взятый из дому смылился до конца и пришлось бежать в ближайший магазин за вторым. Полотенцесушитель был занят почти моментально, а где же сушить большинство постиранного, а кроме того палатку, подмокшие спальники и прочий сырой скарб? Вопрос вопросов…

Но вскоре нам пришла хорошая идея: натянуть бечёвку между байками в предбаннике сауны и там развесить постирушку. Мы поделились своими идеями с администратором, а она предложила нам использовать для этих целей гостиничную бойлерную. По узкой лесенке спустились в бойлерную и… О чудо!! Просторное помещение, тепло идущее от водогрейного котла и пяток натянутых длинных бельевых верёвок. Ну прямо-таки майский день, именины сердца и праздник какой-то одновременно!

Через каких-то 15-20 минут было развешано всё, что можно. Надо признать, что даже довольно длинного шнура не хватило: палатка и спальники заняли очень большое пространство. Ну да не страшно, обувь, носки, рюкзаки и ещё кое-какие вещи пришлось пристроить на трубах. Быстрее высохнут.

Пока мы трудились аки пчёлы, наступил поздний вечер. Все неотложные дела были сделаны, и теперь можно немного расслабиться. Я спустился вниз, чтобы заплатить за номер, на ресепшене сидела наша старая знакомая, Вера. Она поинтересовалась, хорошо ли мы устроились, а я честно ответил, что лучше устроиться просто невозможно.
Затем наступила моя очередь интересоваться. Я спросил, почему в гостинице так тихо. Вера ответила:
— Так кроме вас в гостинице никого нету. Командированных нет сейчас, а мы сюда не пускаем кого попало.

Осознание того, что мы с Максом не «кто попало», а вполне респектабельные личности заметно подняло самооценку — хороший повод позадирать нос при случае. Небось, не велобомжи какие-нибудь! Одни живём в прекрасной гостинице, всё к нашим услугам, даже велы стоят в сауне, экие мы VIP-персоны!

Мне всё не давало покоя огромное кирпичное здание на территории детинца. Какая-то циклопическая церковь и почему-то с трубой. Но Вера тоже не смогла толком рассказать, только вспомнила, что в её детство там был склад.

Немного истории

В начале XX века древний Георгиевский собор стал городу совсем мал, решили строить новый, с отоплением. Деньги на строительство собирали в Юрьеве-Польском четыре года и в 1907 году было заложено огромное здание собора Троицы Живоначальной в псевдорусском стиле. Собор начал действовать с 1915 года.

В советское время здание изуродовали, купола снесли. Внутри устроили кузню, используя для горнов печные трубы, кузница сменилась складом, а потом здание и вовсе забросили. И по сей день в несуразном силуэте не всякий сможет распознать величественный некогда собор.

Кривыми и разбитыми дорожками несёшься, птица-тройка Русь…

Наступила ночь, а спать нам не хотелось: выспались впрок дождливым утром. За окном всё время моросил дождь, то усиливаясь, то затихая. Но наша старооскольская поддержка сообщила, что завтра проливание воды небесами непременно закончится, и мы снова двинемся в путь.

От нечего делать стали смотреть телевизор. Я живу без телевизора уже больше 15 лет, потому был просто шокирован нынешним российским телевидением. Никакой другой характеристики кроме как «унылое говно», в голову не пришло. Слава богу, нашёлся какой-то буржуинский канал, по которому показывали интересную и познавательную передачу про найденные в Южной Америке на вершине вулкана мумии детей, принесённых в жертву ещё в доколумбовы времена.

После просмотра выключили телевизор и незаметно выключились сами.

Дневной пробег: 26 км.
Пробег с начала похода: 329 км.
Пройденный маршрут на Яндекс.Картах

Продолжение следует…